Интервью с основателем пивоварни Evil Twin


Пивоварня Evil Twin в Нью-Йорке откроется уже в ближайшие месяцы. Кулинарный обозреватель Forbes Кенни Гулд поговорил с Йеппе-Ярнитом Бьёргсё о том, как он прошёл путь от простого увлечения пивом к собственной пивоварне, и о том, какой будет Evil Twin NYC.

Кенни Гулд: — С чего начался твой интерес к крафтовому пиву?

Йеппе Ярнит-Бьергсё: — Все началось в 1998 году. Я учился на педагогическом. Молодой, веселый, я часто тусовался и ходил по вечеринкам. Так я полюбил пиво. Дания — маленькая страна, но у нас есть Carlsberg, один из крупнейших производителей пива в мире. И у нас не было ничего другого, кроме того пива, что варили они. Я довольно быстро заскучал, поэтому начал наведываться в британские пабы ради касковых элей. Я всегда интересовался кулинарией, и мой интерес к пиву стал продолжением этого. Мне нравится изучать новые вкусы и пробовать что-то новое.

— Ты закончил педагогический?

— Я работал учителем в школе на протяжении 8 лет. И в то же время я основал пивной клуб и пригласил в него своих друзей. Мы встречались каждый второй месяц, пробовали разные сорта пива и обсуждали их. Затем выставляли оценки и выбирали лучшие. Потом мы и сами начали заниматься домашним пивоварением, просто чтобы посмотреть, получится ли у нас сделать такое же хорошее пиво, как то, что мы пили. В общем, это была всего лишь компания из 10 или 15 парней, которые просто загонялись по пиву.

— Что ты преподавал?

— Я работал в школе для детей с особенностями развития. У меня было всего шесть человек в классе, и я преподавал все дисциплины. И мне это правда нравилось. У меня была обычная жизнь учителя. Я встречался с девушкой, которая потом стала моей женой. В свободное время я начал путешествовать по Бельгии и Америке и выставлять оценки пиву на RateBeer. В то время нас было не так много, поэтому ставить оценки пиву казалось странным. Люди говорили: «Зачем ты все это записываешь? Это тупо». Но я отвечал: «Я хочу больше знать о нем». И тут я понял, что в Дании нет того, что я захотел бы купить. И в 2005 году я решил открыть свой собственный пивной магазин. Ну, я подумал что-то вроде — если никто этого не делает, то это сделаю я.

— И теперь ты не только преподавал в школе, но и управлял пивным магазином?

— Мы работали только 16 часов в неделю, но мы были супер-крутыми. Мы ездили в Бельгию и привозили пиво, о существовании которого раньше никто и не догадывался. Так наш магазин стал номером один в Дании.

— Многие любители пива узнали о тебе благодаря твоей коллаборации с Cantillon. Как это произошло?

— Я наведывался в Бельгию годами и подружился с семьей. Тогда ещё никто не хотел пить ламбик. Им льстило, что молодой датский парень говорит, что они невероятно крутые, и пиво их тоже невероятно крутое. Когда я открыл свой магазин, я попросил их сварить для него пиво. Они сказали: «Конечно». Таким образом, в 2005 году мы начали делать черничный ламбик.

— Значит, ты преподавал, у тебя был пивной магазин… И эксклюзивное пиво в коллаборации с Cantillon.

— Магазин назывался Ølbutikken, что означает «магазин пива». На датском языке это одно слово.

— И каким-то чудесным образом ты нашел время на запуск дистрибьюторской сети. Как это получилось?

— В 2008 году я еще больше увлекся пивом, и в магазине дела шли хорошо. Американское крафтовое пиво стало цениться, и через RateBeer я начал обмениваться с американскими биргиками. Так у меня оказались стауты и IPA, которые я не смог бы достать в Европе. И у меня возник вопрос: почему никто не импортирует это пиво? Я спросил друга, не хочет ли он открыть бизнес по импорту пива, потому что я считал, что эта ниша пока никем не была занята. Он сказал: «Почему бы и нет? Давай попробуем». Мы основали свою компанию в 2008 году. Она называлась Drikkeriget, что означает «Королевство алкоголя». Мы начали с пары паллетов пива от двух зарубежных пивоварен. Весь товар хранился в нашем гараже в окрестностях Копенгагена. Это были Hoppin ‘Frog и Jolly Pumpkin, и мы до сих пор работаем с ними.

— Итак, теперь ты преподавал, у тебя был магазин и эксклюзивное пиво с Cantillon, и ты был дистрибьютором.

— Не было такого: «Давай создадим компанию, организуем офис и заимеем служебную машину». Мы купили два паллета пива — продали, затем купили три — продали, купили пять и т.д. Вот так мы и выросли.

— В Соединенных Штатах у тебя не может быть одновременно и магазина, и дистрибьюторской сети из-за трехуровневой системы. А как с этим в Дании?

— Дания – довольно свободная страна. Вы вольны делать все, что хотите. Закон не ограничивает название пива или его этикетку. Даже если что-то кажется возмутительным, вы все равно можете это сделать. Один из первых моих сортов пива назывался Cat Piss («Кошачья моча»). С хмелем Nelson. Я назвал его Cat Piss IPA, и людям это показалось забавным.

Схожі записи: