История пейринга пива и еды в Британии




Исследователь пива Мартин Корнелл в своём блоге Zythophile рассказывает о том, какое место пиво некогда занимало на обеденном столе британцев, и о том, почему оно его утратило.

Мы можем с легкостью резюмировать историю пива и еды в Британии: мужчины, женщины и дети пили пиво во время каждого приема пищи, от завтрака до ужина. Затем, примерно между 1860 и 1914 годами, из-за изменений в мировоззрении и культуре, которым нелегко найти какое-то примитивное объяснение, мы сбавили темпы и совсем остановились. Употребление пива во время еды проделало путь от вполне естественного, не требующего даже особенного внимания, до чего-то странного, ненормального и деклассированного. Сегодня, несмотря на более чем 30-летнюю кампанию, направленную на то, чтобы британцы по достоинству оценили радости от кулинарных сочетаний пива и еды, вы вряд ли увидите на обеденном столе пиво в том же количестве, что и вино.

Рассказ об этом не займёт и получаса, поэтому, когда меня пригласили рассказать об историческом аспекте сочетания пива и еды на семинаре Beer Meets Food, организованном в Бристоле Гильдией авторов, пишущих о пиве, мне пришлось поискать несколько примеров, свидетельствующих о популярности фуд-пейринга в прошлом. Неудивительно, что лучшие из них мне удалось обнаружить в зарубежных источниках. Это выдержка из New York Tribune 1843 года:

«В Англии все пьют пиво. Официанты приходили в удивление, когда я два или три раза заказывал воду. Когда вы присаживаетесь за столик в Coffee Room или Steak House, чтобы пообедать, и заказываете “жареное колено”, “стейк” или “отбивную”, официант обычно спрашивает: “Эль, портер, стаут?..”. И если вместо одного из этих национальных напитков вы решите заказать просто воду, то он либо рассмеется вам в лицо, либо отвернется, гадая, откуда вылез этот дикарь… Распитие эля, портера или стаута здесь повсеместно: их пьют женщины из низших классов (когда, конечно, могут себе позволить) и те, кто классом выше — механики, женщины, служащие и владельцы магазинов. Во время ужина в Бирмингеме все мы заметили, что дамы (дюжина дам), сидящие за столиком, пили портер так, как будто их мучила жажда, и как будто портер мог ее утолить».

Комментировать